О ЗЕМЕЛЬНОЙ РЕФОРМЕ: ЗАКОНОПРОЕКТ 4355 ИЛИ УНИЧТОЖЕНИЕ СОЦИАЛЬНОГО ЭФФЕКТА ОТМЕНЫ МОРАТОРИЯ

В середине апреля прошел первое чтение законопроект №4355— О расширении полномочий органов местного самоуправления по руководству земельными ресурсами. Его суть сводится к передачи государством в коммунальную собственность земель, находящихся вне населенных пунктов (кроме земель стратегического значения), а также соответственных полномочий касательно управления переданными землями. Потенциальная опасность законопроекта №4355 заключается в его способности сменить формат планируемой земельной реформы с социально ответственного на дико-капиталистический. Каким образом это может произойти?

Согласно закону “Об обороте земель сельскохозяйственного назначения” будущая земельная реформа будет проводится в два этапа:

1-ый этап— С 01.01.2017 по 01.01.2019 заключается в определении рыночной цены земли и ее подъеме путем продажи земель государственной и коммунальной форм собственности на открытых электронных аукционах.  Данный механизм доказал свою прозрачность и эффективность в 2015-ом году, когда при проведении аукционов по аренде государственных земель— 41% из них, благодаря добросовестной конкуренции, был сдан в аренду по ставкам, превышающим 3%— законодательно определенную плату.

2-ый этап— начнется с 01.01.2019 и к тому времени, согласно расчетам, рост средней цены одного гектара земли составит 71% (если отталкиваться от текущих нормативно-денежных оценок). Таким образом, первый этап позволит землевладельцам, не желающим обрабатывать свои земли самостоятельно, с 01.01.2019 продать/сдать в аренду свои земли вдвое дороже, а также в аналогичной пропорции увеличит поступления от земельного налога в местные бюджеты. Общий экономический эффект для владельцев паев на конец первого этапа составит (1881-1100) * 31 млн. гектаров= 24,2 млрд.$ или 21% ВВП.

В свою очередь, законопроект №4355 искажает данную реформу, тем, что полностью сводит на нет целесообразность первого этапа. Государственные земли передаются местным органам самоуправления, которые, как мы все прекрасно понимаем, гораздо уязвимей перед коррупцией и давлением чем центральные органы власти. Поскольку никто не сможет заставить органы местного самоуправления использовать прозрачные схемы аукционов, то переданные им земли будут проданы/сданы в аренду “нужным людям” по бросовым ценам нормативно-денежной оценке, что не только не позволит ценам на землю вырасти, но и, скорее всего, опустит их еще ниже. Падение цен еще сильнее уменьшит благосостояние пайщиков и поступления в местные бюджеты.

И это не все: также, в данном законопроекте прописано право местных органов самоуправления изменять целевое назначение подконтрольных им земель. При ценовой разнице на сельскохозяйственную землю и землю под застройку в 30-40 раз очевидно, что каждый владелец пая попытается изменить целевое назначение своей земли. Конечно, большей части это не удастся, однако сокращение сельскохозяйственных земель будет, и будет очень существенным, что для Украины, которая находится на 59 месте в рейтинге продовольственной безопасности, непозволительная роскошь.

Помимо указанных выше основных диспропорций, которые могут сложиться на рынке сельхозземель также можно выделить ряд следующих проблем:

—Возможный конфликт интересов территориальной общины и центральных органов власти касательно обратной передачи земель, для постройки государством дорог, линий электропередачи и удовлетворения прочих общественных нужд.

—Невозможность расширения территории городов, поскольку за их пределами почти отсутствуют государственные земли. Соответственно полномочия по распоряжению ними будут переданы не городам, а сельским советам, которые не заинтересованы в уменьшении подконтрольных им земель и последующем уменьшении поступлений в свои бюджеты.

—Передача полномочий по распоряжению землей органам местного самоуправления без создания института Префектов не позволит центральным органам осуществлять параллельный контроль за  использованием и охраной земель, что чревато коррупционными рисками.

—Отсутствие механизмов стимулирования территориальных общин к объединению, поскольку передача земель из государственной собственности в коммунальную как не создает дополнительных стимулов к объединению, так и несет за собой только расходы на разработку документации по установлению границ объединенных территориальных общин.

Подбивая итоги, можно сказать, что данный законопроект не только сводит на нет весь социально-экономический эффект земельной реформы, но и искажает понятие децентрализации как таковой. Также, нельзя умолчать и о всех перечисленных выше коррупционных рисках, которые непременно возникнут при его принятии. Остается верить, что большинство из 250-ти депутатов, проголосовавших за его принятие в первом чтении, не до конца осознавали всю разрушительную силу данного законопроекта для экономики и более разумно подойдут к голосованию в следующий раз.