Почему продовольственная безопасность Украины достигла уровня Венесуэлы и как можно ее восстановить?

Для сельского хозяйства Украины прошлый год стал одним из наиболее успешных годов за всю ее независимость. Урожай зерновых достиг рекордного показателя в 66 млн. тонн, в том числе пшеницы—26 млн. тонн (8 место в мире). Украина закрепилась как крупнейший экспортер подсолнечного масла (56,4% мирового рынка) и третий по величине экспортер ячменя (18,5%). Еще по 9 другим статьям аграрного экспорта Украина вошла в десятку крупнейших экспортеров в мире. На данном фоне удивительно прозвучит другой, гораздо более важный показатель: в глобальном рейтинге продовольственной безопасности Украина заняла 63 место из 112, уступив даже Венесуэле (60) и Вьетнаму (57).

1Источник: Global Food Security Index, The Economist

Индекс продовольственной безопасности определяется на основе трех ключевых составляющих: доступности, наличии и качестве пищи. Его экономический смысл- определение обеспеченности населения доступом к продовольствию в количестве, необходимом для активной и здоровой жизни. Тем не менее, у каждой из экономических школ существует своя трактовка данной категории. Так, если западная экономическая наука большей мерой концентрируется на потреблении, не разделяя его за географическим принципом, то отечественные экономисты, как наследие советской экономической школы, предметом изучения считают возможности государства мобилизовать внутренние ресурсы для организации производства самостоятельно. Очевидно, что разница между их подходами определена условиями, в которых они работали: западный мир с эпохи Великих открытий являлся амбассадором глобализации и рыночной экономики, в то время как СССР находился в состоянии холодной войны и был командной экономикой, где отсутствовало понятие частной собственности на средства производства.

К сожалению, спустя более четверти века после развала СССР, украинская политика в сфере сельского хозяйства до сих пор определяется смесью из советских догм, личных интересов политиков и влияния крупных агрохолдингов. А правительство вместо того, чтобы стать эффективным регулятором рыночной экономики, стало крупнейшим субъектом в сфере сельскохозяйственных отношений и только искривляет конкурентную среду.  Анализируя текущую политику государства в сфере обеспечения продовольственной безопасности страны, можно выделить два ее основных направления: контроль цен на продукты питания и сохранение моратория на введение сельскохозяйственных земель в оборот.

1. Регулирование цен.

В механизме функционирования рыночной экономики цены выступают индикатором спроса на ту или иную продукцию и позволяют производителям, в погоне за увеличением прибыли, соответственным образом корректировать объемы производства. Однако с целью социальной защиты населения, в Украине повышение цен на продукты питания (на каждой стадии производства) более чем на 1% должно было быть одобрено сначала Госинспекцией по ценам, а потом органами местного самоуправления. Только в прошлом квартале Министерство экономики смогло отменить данную практику на экспериментальный период.

3Источник: Госкомстат, расчеты IMF group of Ukraine

Критики данного эксперимента утверждают, что по его итогу цены на большинство позиций только увеличились. Однако подобное утверждение упускает факт наличия в нашей экономики парадокса “инфляционного хвоста” (инертного повышения цен производителями, основанное на инфляционных ожиданиях) и традиционного повышения цен на продукты питания осенью и зимой. Построив трендовое уравнение на основе соотношения цен на продукты питания с мая до сентября текущего года к соответственным периодам предыдущего года (показатели инфляции в январе-апреле 2015-го искажены значительной девальвацией и соответственным увеличением цен по немонетарным причинам) и соотношения инфляции в каждом из месяцев 4 квартала к среднему значению первых трех кварталов за 2002-2014 (за исключением 2008, по аналогичной причине) с удельными весами по 50% получим прогнозный результат кумулятивной инфляции на конец года в 2,08% (или 3,97% за период эксперимента- 4 квартал). Фактический рост цен на продукты питания за этот период составил 3,28% (4,46%), что свидетельствует об отклонении цен в ходе эксперимента на 0,5%. Учитывая рост тарифов на электроэнергию в октябре на 10% и убытки, понесенные аграрным сектором из-за африканской чумы свиней, можно сделать следующий вывод: государственное регулирование цен было исключительно коррумпированной системой, которое только увеличивало расходы торговых сетей и производителей продуктов питания, а эксперимент по его отмене оказался успешным.

2. Мораторий на продажу сельскохозяйственных земель.

Структура экономики по механизму своего функционирования схожа с пирамидой Маслоу: только после реализации одного уровня возможен переход к следующему. Поэтому, несмотря на то, что в современном мире удельный вес сельского хозяйства в ВВП крайне низок, АПК все равно остается его базисом, а соответственно одной из важнейших сфер экономической политики. Одна из наиболее дискуссионных ее частей- распоряжение землями сельскохозяйственного назначения. У каждой страны есть свои особенности регулирования земельных отношений, однако тренд их развития единый—максимальная либерализация и свобода рынка.

4Источник: Institute of Geography and Spatial (Poland), Institute of Agricultural Economics (Romania), Вильма Даугалине—продажа сельскохозяйственных земель в Литве, Maria Heubuch- Land Rush, 2015.

Сторонники моратория и государства, как единого/крупнейшего распорядителя земельным фондом, часто обращаются к опыту Израиля, Канады и Великобритании- примера демократических стран первого мира с высокой долей государственных земель и высокой эффективностью сельского хозяйства. Формально данный пример верен, однако более подробное рассмотрение земельных отношений каждой из стран развенчивает этот миф. К примеру, в Канаде и США лишь 7,2% и 44,6% площади страны соответственно, является сельскохозяйственными землями (по международной классификации, включающей только пахотные земли, земли под многолетними насаждениями и пастбища). Очевидно, что остальные площади по типу лесов и гор не могут быть объектом интересов сельскохозяйственных производителей, поэтому находятся в распоряжении местных органов власти. Что касается Великобритании, не стоит забывать, что она до сих пор является монархией и здесь с 1066 года все земли принадлежат исключительно Короне. Несмотря на то, что в ходе политического кризиса 1760 года управление ими было передано парламенту, продавать их он все равно не уполномочен. Институт частной собственности на землю в Соединённом Королевстве заменен специальными правами аренды, которые могут быть перепроданы или использованы в качества залога, а строк их использования достигает 999 лет. Учитывая уровень правовой и судебной систем Великобритании, данные права можно считать полноценным правом собственности на землю. Аналогичная ситуация и в Израиле, где права аренды обладают такими же возможностями, как и в Великобритании, а строки пользования могут достигать 149 лет. Причина того, что сельскохозяйственные земли формально находятся в собственности государства, кроется в истории формирования его земельного фонда. Около 13% последнего было приобретено у Палестины за счет добровольных взносов еврейской диаспоры и принадлежит Еврейскому национальному фонду. Однако для проведения единой экономической политики в сфере сельского хозяйства и контроля за использованием земельных ресурсов, земли фонда были переданы в управление правительственному органу, на условиях сохранения государственной формы собственности на все земли, находящееся в его распоряжении.

В прямой или косвенной форме рынок земли отсутствует только в шести странах мира: Северной Корее, Кубе, Китае, Венесуэле, Конго и Украине. Их политические элиты, как и наша, ссылаются на возможную экспансию земель внутренними или транснациональными корпорациями и последующий подрыв продовольственной безопасности страны, как основные причины отрицания рынка. Но мировой опыт говорит об обратом:

Страна

% государственных сельскохозяйственных земель

Место в рейтинге Food security index

По критерию наличия пищи (достаточность и безопасность поставок) Общий рейтинг

США

28,0% 1 1

Германия

1,02% 3 6
Франция 15,0%

4

6
Канада 89,0%

10

8

Англия

1,0% 5 8

Израиль

92,0% 15

17

Польша

17,2% 29

29

Румыния 6,0%

48

42

Россия 60,7%

71

48

Болгария 2,6% 69 50

Сербия

4,5% 65 52

Украина

25,2% 79

63

Kaзахстан 31,4% 97

68

Источник: Расчеты IMF group of Ukraine, The Economist
Также об обратном свидетельствуют исследования Всемирного Банка, согласно которым чем слабее защищены права собственности землевладельцев, тем привлекательней становятся сельскохозяйственные земли страны для экстенсивного использования крупными корпорациями. Это связанно с тем, что нарушение прав собственности приводит к недооценке стоимости земли. Крупный бизнес, будучи в состоянии защитить свои интересы, пользуется этим преимуществом и формирует нужный ему земельный фонд при помощи скупки или долгосрочной аренды земли по заниженным ценам.  Украина— классический пример подобной ситуации. Регулярное продление моратория на оборот сельскохозяйственных земель на протяжении 16 лет привело к недооценке реальной стоимости украинской земли на 52%-76% (по двум параллельным расчетам). Соответственным образом это отобразилось на конкурентной структуре аграрного сектора: только за 2008-2015 годы удельный вес предприятий с земельным фондом больше 10 тыс. га вырос с 8,1% до 17,7%. Не заставил себя ждать и приток иностранных инвестиций в отрасли АПК, наиболее истощающие качество грунтов.

Компания

Страна конечной регистрации Отрасль/профильные культуры Земельный фонд
(тыс. га)

Trigon Agri

Дания

Пшеница, рапс, подсолнечник

53

PIF of Saudi Arabia

Саудовская Аравия

Зерновые, картофель

33

Renaissance Group

Россия Пшеница, кукуруза, рапс, соя

250

MK Group

Сербия Кукуруза, пшеница, подсолнечник 50
Glencore Xstrata PLC Швейцария Пшеница, подсолнечник, рапс, соя

80

Sintal Agriculture PLc

Кипр Зерновые, сахар 146,8
Agrokultura AB Швеция

Кукуруза, пшеница, подсолнечник

68,7

AgroGeneration

Франция Пшеница, рапс, ячмень 120

MCB Agricole

Австрия Пшеница, рапс, ячмень

96

Всего

897,5

Источник: Land Matrix, Ukraine
Конечно, это исказило лицо украинского АПК в сырьевую сторону. Сравнивая изменения в структуре сельскохозяйственных угодий Украины и постсоциалистических стран, открывших внутренне рынки земли в 2004 (Чехия, Эстония, Латвия, Литва, Венгрия, Польша, Словения, Словакия) и 2008 (Болгария, Румыния) годах, легко увидеть разницу в отношении к земле между владельцами и арендаторами. Но и это еще не все: последние, нарушая нормы севооборота и используя в среднем в 2,5 раза меньше удобрений чем в странах-примерах, значительно ухудшают качество украинских грунтов. Так, с 2000 г. содержание гумуса в грунтах уменьшилось с 3,36 до 3,14%. При этом земли с содержанием гумуса ниже 2,5% черноземами уже не считаются.

Украина

2005 2013 Изменение 2013/2005, (%)

Земельный фонд

тыс. га

% тыс. га %
Пахотные земли 26185

28920

10,4%
  Зерновые и зернобобовые 14605

56%

15804

55% 8,2%

  Сахарная свекла

623

2%

271

1%

-56,6%

  Подсолнух 3689 14% 5090

18%

38,0%

  Картофель

1516 6% 1394 5% -8,0%
  Овощи и баштанные 514 2% 576

2%

12,0%

  Рапс 195 1% 996 3%

410,3%

  Кормовые культуры 5001 19% 3343 12%

-33,1%

Многолетние насаждения

346 289 -16,6%

  Ягоды

266 222 -16,5%
  Виноград 81 67

-16,7%

ЕС (страны, открывшие рынки земли в 2004 и 2008 годах)

2005 2013 Изменение 2013/2005, (%)
Земельный фонд
тыс. га % тыс. га %

Пахотные земли

34266

34495 0,7%

  Зерновые и зернобобовые (тыс. га)

22410 65% 21608 62,6%

-3,6%

  Сахарная свекла 503 1% 338

1,0%

-32,9%

  Подсолнух

2109 6% 2414 7,0% 14,4%
  Картофель 1044 3%

564

1,6% -46,0%

  Овощи

501

1% 377 1,1% -24,8%

  Рапс

1340

4%

2594

7,5%

93,6%

  Кормовые культуры

3980

12%

5397

15,6%

35,6%

Многолетние насаждения

1067

1067 0,0%

  Ягоды и фрукты

663

701

5,7%

  Виноград 349 297

-15,0%

Источник: Госкомстат, Евростат

Что может предпринять украинское правительство для улучшения ситуации? Первый шаг к решению проблемы—ее осознание. К сожалению, в законодательной ветви власти отсутствует понимание глубины структурного кризиса украинского АПК. Более того, с 2001 года отсутствует какая-либо стратегия развития земельных отношений и виденье сельского хозяйства через 10 или 20 лет. Наша земельная политика сводится к одному инструменту—мораторию на введение земель в оборот. Конечно, как временный инструмент, его можно было оправдать. Но сейчас украинская кадастровая карта, созданная при помощи специалистов Всемирного Банка, является одной из лучших в мире, а предлагаемые законопроекты, которые должны регламентировать функционирование рынка земли, учитывают опыт не только Западной Европы, но и постсоциалистических стран, успешно завершивших земельную реформу. На мой взгляд, существует всего две причины консервирования земли в форме мертвого капитала: лоббирование со стороны агрохолдингов и коррупция. Если интерес первых описан выше, то интерес государства состоит в управлении 25% земельного фонда Украины или 10 млн. га без необходимости отчитываться об их состоянии, способе использования и полученных доходах. При построении цивилизованного рынка земли эти массивы будут переданы специальному регулятору, отвечающему за их прозрачную приватизацию. Соответственно, изменится основная функция государственных земель— регулятор рынка, обладающий преимущественным правом покупки, будет использовать их исключительно в качестве оборотного капитала. Таким образом, отмена моратория сделает невозможным незаконное использование государственных земель или их передачу в аренду связанным лицам.

Великий экономист Лорд Кейнс писал, что идеи экономистов и политических мыслителей — и когда они правы, и когда ошибаются — имеют гораздо большее значение, нежели принято думать, и в действительности только они и правят миром. Ошибочность социалистических подходов к экономике была доказана на примере СССР, однако не все украинские экономисты усвоили этот урок. Как результат, -правительство, опираясь на их рекомендации, пытается развивать Украину по модели Скандинавского социализма и все дальше продвигается в рейтинге несостоявшихся государств. Не стал исключением и агропромышленный комплекс, состояние которого оставило Украину на 63 месте в рейтинге стран по продовольственной безопасности. Конечно, мы можем обвинить в этом кого-то конкретного, еще больше ужесточить существующие нормы и создать новое бюро расследований. Но также мы можем использовать инструменты западной экономической науки и побороть коррупцию путем уничтожения поводов к ее возникновению.

Экономисты IMF group of Ukraine:

Михаил Кухар
Григорий Кукуруза

 

 

Spread the love
  • 83
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    83
    Shares